(no subject)



Здесь дарит розы Пиросмани, во дворе играет Канчели, а кино летним вечером показывает Иоселиани.
Любимый Батуми.

Kidult

"Молодости с некоторых пор не существует. На работу к нам устроился студент; обсуждая рекрута с сорокалетним коллегой, мы лицемерно охали над этим загубленным поколением: с двадцати — в офис; бездельничать, шляться по городу, пить на крышах, читать Музиля, ездить в Питер на электричках и зависать в общежитиях им не светит. Слишком ранняя социализация не оставляет времени для того, чтобы в человеке оформилась какая-никакая индивидуальность; схлопывание свободного пространства (времени, отведенного на становление) между школой и службой не может обойтись без последствий, какой-то изъян в этих новых людях проявится. Жертвы эксплуатации. Поохали и забыли.
Синоним социализации — взросление. Взрослый в понимании других взрослых чаще всего — субъект экономики; «взрослый» тот, у кого «работа нормальная»: «может семью прокормить», etc. Чтобы получить универсальную формулу мещанства, вместо «чаще всего» следует читать «только». Все, что не бизнес, не заработок — суть ребячество, детский лепет и подростковый максимализм; зрелость (одномерного) человека измеряется деньгами.
В 2000-х это удушливое мировоззрение приобрело статус национальной идеи (средний класс=стабильность), и она быстро опостылела всем, кто устроен сложнее табуретки. И хотя слово кидалт в Россию импортировали хозяева канала «2х2», сама культура завелась здесь, разумеется, раньше. Когда люди с четырехзначными долларовыми окладами бесились на концертах «Ленинграда» времен «Дачников», — это был уже он, кидалт. Сперва «Мульт.ру», а позже «Одноклассники» (доменные имена как симптомы) по могали обремененному кредитами конторскому служащему сохранить лукавую неопределенность возраста и статуса — по крайней мере, в собственных глазах. Оставаться подростком: коротать рабочее время, как скучный урок — передавать под партой записки, шептаться, кидать сцылки на мыло и оставлять каменты в ЖЖ. Дистанцироваться от «успеха»: быть «успешным», посмеиваясь над «успехом». Поколение смешливое, как седьмой "Б" на экскурсии: «Симпсоны» и «Футурама» (то и другое — апологии неудачников), журнал «Максим», поверхностные наркотики и лист А4 с шуткой про босса, пришпиленный над рабочим столом; «офисный планктон» и «манагеры» суть не ярлыки, наклеенные на его лоб недоброжелателями, а «ироничные» самоназвания.


k5n7bvdowJY

Когда большая (и пассивная) часть общества не воспринимает декларируемую обществом идеологию всерьез, возникает спрос на героя, всерьез (и активно) отвергающего эту идеологию: то же происходило в 80-е; итого, нового Бананана следует выдумать. Хотя бы для того, чтобы инфантилизм «среднего класса» — гомеопатический, практикуемый ради снятия стресса, — не терял, приедаясь, терапевтического эффекта. Гомеопатия ведь по определению имеет дело с микродозами яда. Ядовитый же, радикальный и (само) разрушительный инфантилизм — это (само)убийство взрослого как субъекта экономики . Ни много ни мало.

Будьте как дети: увольняясь («потому что заебало»), не думайте, чем завтра отдавать ипотеку. Разумеется, в реальности такое невозможно; забить на работу, и больше никогда — всеобщая мечта, лишь изредка осуществляющаяся в ущербной форме «дауншифтинга» . Но реальность отродясь не была тем местом, где сбываются мечты, — для этого существует киноэкран."

Дима Ткачев

поколение эклеров



Поколение клерков, эклеров, ценностей упадочных.
Пытаемся встать на ноги, быть самодостаточными.
Не поминайте лихом, не посылайте на хуй,
В этой неразберихе у многих жизнь не сахар.
Прикуриваю Winston light китайской зажигалкой,
Пропади все пропадом - ничего не жалко.
Вконец устав с дороги пойду-ка выпью в бар вина,
Спасибо Богу – он создал Дарвина.

just dont know, where are you.


Andrew-Salgado-yatzer-6

Луи наверняка сейчас расписывает одну из белых стен лондонского дома яркими птицами.
А Эмиль у себя в бакинской студии проявляет снимки счастливой и шумной свадьбы. Он бесспорно лучший свадебный фотограф в городе. Сережа в Архангельске пишет сценарий для кино, для настоящего интеллектуального кино.
Ну а Катрин вернулась, наконец,  из Китая, танцевала там балет, а сейчас  ставит новую contemporary jazz программу.
Жека в  большом московском офисе сейчас сидит на подоконнике и спорит с мамой по телефону. 
Рома где-то в Европе сидит в жюри на  международном конкурсе  молодых предпринимателей , и наверняка его там так достало это официальное "Роман Евгеньевич".- хоть убейся. Но ему , уважаемому банкиру, не привыкать.
Наташа ждет на кухне голодных Сашу, Сережу и Толика, прилетевшего недавно из Киева.
Леша на Рублевке обустраивает очередной домик  деревянными интерьерами для очередного чиновника или для очередной любовницы очередного чиновника. Не разбираю я их.
Азэр уехал в Италию и стал там оперным певцом, помню, когда ему было всего 19 , мы гуляли по набережнй и  он пел мне besame mucho. Это было классное лето. Грузин Заза открывает или закрывает свое очередное подпольное казино. Помню как мы однажды ночью, казалось объехали всю Хургаду , чтобы найти реальное казино и он наконец успокоился и поиграл. Казино так и не нашли. Зато Заза отлично тогда напился. И это тоже было классное лето.
Сережа пишет диссертацию и делает суперкомпьютеры в IBM, и несмотря на это дышит путешествиями, и я даже представить себе не могу, где он сейчас. С его подачи стала коллекционировать маски,  только он мне их из каждой страны и привозит. Мило.
А Марк в Штатах  изучает генную инженерию и может, скоро  женится на своей француженке. Саида в Турции открыла автошколу и воспитывает маленькую принцессу. Еще одна Саида вернулась из Тайланда, занималась там боксом и поняла , что разлюбила своего потенциального мужа, и ее этот факт нисколько  не расстраивает.  
В то время, как  Полина на Бали, вместе с Шерером купаются в океане и гоняют на мопедах, безумно люблю этих двух сумасшедших. С больным горлом Настя в издательстве готовит иллюстрации для дорогой книги и дедлайн- как всегда -вчера и поэтому мы отложили все выставки на потом. Наверно на весну. Ну а Бродский , Бродский вечно жив.
I just dont know, where are you. 

Image by Andrew Salgado

thousand emotions

zp

A thousand emotions going through you. you can't describe what's going on, no words can translate it, you can't play the game everyone is playing, the world goes faster and faster, deep inside, you're burning. the danger is near, freedom is crushed, the feeling is locked away , they name it, they write it, they picture it, they discuss it. don't let them destroy it, run as fast as you can, draw a new way.

Light turns the ordinary into the magical.Trent Parke.



Australia. Sydney. Summer rain . A man stands huddled under awnings on the corner of George & Market st.
His tie thrown over his shoulder after running through a Sydney thunderstorm.
From Dream/Life series. 1998.




Australia. Sydney. A fountain on a timer drops a shower of water droplets every few minutes as people in Darling Harbour pass by.
From Dream/Life series. 2002.




Australia. Sydney. A Bicycle courier riding between deliveries in the buisness district.
From Dream/Life series. 2002.


“My mum died when I was 10 and it changed everything about me,” says Parke. “It made me question everything around me.” Soon after his mother’s death, Parke began taking photographs with an old Pentax, and his questioning became visual. “Photography is a discovery of life which makes you look at things you’ve never looked at before. It’s about discovering yourself and your place in the world.”

Груз



Тут все тузы в колоде плюют в братский колодец.
Тут все тузы – шестёрки – тут козырной Володя,
С которого тут многие прибывают в шоке,
Из рукавов которого торчит нефтяной Джокер.

Тут плюнувший на всё своим плевком спасён,
И это уже стало тут одной из аксиом.
Тут не осталось веры, и лишь она осталась.
Тут всюду чьи-то сферы… и металла усталость…